Цунами Япония 2011

НЛО около солнца

Паранормальные существа

ЧУДЕСА ПАДРЕ ПИО

(4 голоса, среднее 3.50 из 5)

Действительно ли падре Пио творил чудеса? Мог ли он на самом деле предсказывать будущее и видеть божественные создания? Обладал ли он даром биолокации? Мог ли он исцелять? Правда ли, что он даже носил на своем теле знаки Христа, напоминающие о его муках на кресте? И если все это правда, что означают эти дары свыше? До сих пор итальянский священник остается противоречивой загадкой и церковь воздерживается от признания его чудес.

Всю свою долгую жизнь падре Пио (1887-1968), казалось, служил иллюстрацией к словам его преосвященства Коррадо кардинала Урси: «На протяжении веков Бог посылает избранных людей, чтобы они взывали к душам детей Божьих. Такие люди воплощают в себе явление Христа народу, Спасителя, пришедшего, чтобы возродить мир». Падре Пио сотворил много чудес, вероятно являясь проводником Божественной любви, таким образом проповедуя примирение с Богом, что он делал с полным самоотречением.

Самым невероятным чудом в жизни падре Пио а его жизнь была полна чудес – явилось получение им на своем теле стигматов, или копий пяти священных ран Христа. Он стал первым священником современности, который получил видимые и ощутимые знаки распятого Спасителя.

Вдобавок к постоянным физическим мучениям он подвергался еще более длительным и болезненным обследованиям медиков. Первым врачом, осматривавшим падре Пио, был Луиджи Романелли да Барлетте, приглашенный архиепископом. Основными пунктами его заключения были следующие: «Раны на руках покрыты тонкой пленкой красновато-коричневого цвета, они не кровоточат, не нарывают, ткани не воспалены»; «кровь артериального происхождения»; «раны глубокие, не поверхностные»; «ткань вокруг ран… чувствительна даже к легким прикосновениям». Романелли подвел итог следующими словами: «За пятнадцать месяцев я осматривал падре Пио пять раз. Я нашел несколько изменений, но я не в состоянии классифицировать эти раны».

В своих опытах врач сдавливал пальцами рану с обеих сторон, пытаясь обнаружить щель, которая бы указала на ее сквозной характер. Он писал: «Я повторял кажущийся садистским эксперимент несколько раз за вечер…»

В июле 1919 года эстафету у Романелли принял профессор А. Биньями, агностик из Римского университета. Он заявил, что раны не сквозные, отверг предположения об их сверхъестественном происхождении, но не мог отрицать само наличие ран, а также доказать, что священник их нанес себе сам. Он заключил, что раны возникли «из-за некроза эпидермиса невротического характера», а значение их крестообразной формы, «возможно, несознательно преувеличено». Он заявил, что не обнаружил ничего, что нельзя было бы объяснить естественными способами.

Следующим врачом, исследовавшим падре Пио в октябре 1919 года, был доктор Г. Феста из Рима. Он сделал вывод, что в отчете Биньями содержалось «много неточностей», и решил вернуться к проверке вместе с доктором Романелли. Они установили, что «верхние слои раны покрыты коркой высохшей крови, при снятии которой показывается кровь, как и происходит при настоящем повреждении». Попытки определить глубину раны не производились «из-за высокой чувствительности окружающих тканей». Врачи заключили, что это «настоящие глубокие колотые раны, нанесенные, вероятно, острым орудием».

Рассматривались различные версии происхождения этих ран. Все могла бы объяснить гемофилия, но обнаружилось, что другие раны, сделанные на теле падре Пио, заживали абсолютно нормально. Некоторые считали, что причина кроется в истерии, но падре Пио казался психически здоровым человеком «добродушным, веселым и, по всей вероятности, не слишком впечатлительным». Тем не менее мы не должны исключать возможность истерии.

Из всех чудесных исцелений падре Пио самое удивительное произошло с Верой-Марией Каландра, 1966 года рождения, у которой были сильные врожденные пороки почек и мочеточников. Врачи говорили, что она не выживет. После четырех сложных операций выяснилось, что ей придется удалить мочевой пузырь. Ее мать написала падре Пио письмо, умоляя его с помощью чудотворных способностей спасти ее дочь.

В праздник Успения пресвятой Богородицы во время молитвы в своем доме синьора Каландра почувствовала сильный аромат, напоминающий аромат свежих роз. Этот запах, одна из харизм падре Пио, свидетельствовал о его незримом присутствии. Синьора Каландра решилась отправиться в монастырь падре Пио – обитель милосердной Девы Марии в СанДжованни-Ротондо.

Падре Пио возложил руки со стигматами на головы двухлетней девочки и ее младшей сестры Кристины-Розы, а синьора Каландра получила возможность поцеловать раненые руки священника. Через четыре дня она показала Веру врачам в больнице. Вот как она сама рассказывает об этом:

"17 сентября, в праздник Франциска Ассизского, который получил такие же стигматы, как падре Пио, хирург, оперировавший маленькую Веру, сказал, что на месте удаленного мочевого пузыря появился «зачаток мочевого пузыря». «Доктор, вы ведь не хотите сказать, что у девочки растет новый пузырь – это же невероятно! Только Бог может сотворить такое чудо».

Шесть месяцев спустя, в апреле 1969 года, врач подтвердил наличие «зачатков мочевого пузыря». Это был первый подобный случай в медицине. Сегодня Вера – здоровая женщина.

Наверное, самое потрясающее чудо падре Пио исцеление слепой девочки Джеммы да Джорджи из Риберы, Сицилия. Она родилась без зрачков, а без них, как известно, видеть невозможно.

В 1947 году бабушка решила отвезти Джемму к падре Пио и помолиться за чудесное выздоровление. Они проехали лишь полпути от Сицилии до Фоджи, а, по словам бабушки, девочка уже начала различать море и пароход.

После исповеди падре Пио бабушка попросила его подарить зрение Джемме. Она так рассказывала об этом:

«Я попросила отпущения грехов ддя Джеммы… никогда не забуду его спокойный, мягкий голос, он сказал:»Веруешь ли ты, дочь моя? Девочка не должна плакать, и ты не должна, поскольку она видит, и ты знаешь, что она видит". Я поняла позже, что падре Пио имел в виду море и корабль…

После того как падре Пио дал Джемме первое святое причащение… он теми же пальцами, что держали святую евхаристию, снова, во второй раз, очертил крест перед Обоими глазами Джеммы. Наконец мы пустились в обратный путь, но, так как путешествие оказалось слишком изнуряющим, у меня началась лихорадка, и меня положили в муниципальную больницу в Козенце. Как только я поправилась, тотчас пошла с Джеммой к глазному врачу, который заявил, что у Джеммы нет зрачков и что она слепа. А я-то, бедная, невежественная старуха, вообразила, что, если Джемма может видеть, значит, у нее появились зрачки. Я не понимала, что даже без зрачков по воле Божьей дитя может прозреть. Поэтому я опечалилась, когда услышала слова окулиста.

Чтобы убедить меня, врач показал Джемме несколько предметов, и, когда она назвала их и сказала, что видит их без затруднений, окулист замер и проговорил: «Без зрачков невозможно видеть…» После этого множество докторов со всей Италии просили у меня разрешения осмотреть Джемму. Многие приезжали даже к нам домой, и все заявляли одно и то же: что никто не может видеть без зрачков и что это настоящее чудо".

И спустя четыре десятилетия Джемма продолжала видеть. В медицинской практике зафиксирован еще только один подобный случай, когда человек видел без зрачков. Это было в Лурде.

Но не меньше падре Пио беспокоила духовная слепота людей. Удивительный случай произошел с известным фотографом Федерико Абрешем в 1928 году. Абреш родился в лютеранской семье в Германии, потом переехал в Болонью, чтобы организовать там фотостудию. Там он обратился в католическую веру, скорее из-за желания угодить молодой жене, нежели по убеждению. В Италии Абреш начал заниматься спиритизмом и, по его словам, «добился значительных успехов в оккультизме и магии». Но, как он сам говорит, «эксперименты (в магии. – Ред.) подготовили его к исповеди падре Пио, способности которого включали и некоторые сверхъестественные психические возможности, например телепатию».

Когда Абреш впервые услышал о священнике-капуцине, который носит на теле стигматы и творит чудеса, он захотел встретиться с ним. Вот как Абреш описывает первую беседу с падре Пио.

"Говорил не я, а отец Пио. Он поведал мне о тяжелых грехах, которые я упустил при предыдущих исповедях, и спросил, насколько крепка моя вера.

В ответ я сказал, что считал исповедь полезной с психологической точки зрения, но не верил в божественную природу причастия. Однако, пораженный до глубины души тем, что он сам рассказал мне о моем прошлом, я воскликнул: – Впрочем, теперь я верю. – Это все ересь, – сказал он и, казалось, сильно опечалился. – Все твои причастия были святотатством. Тебе нужно сделать главное признание. Серьезно подумай и вспомни, когда ты в последний раз честно исповедовался. Иисус был более милосерден к тебе, чем к Иуде. Он прогнал меня со словами: – Хвала Иисусу и Марии". Когда Абреш снова пришел к падре Пио, тот спросил его:

"– Когда в последний раз ты честно исповедовался?

– Отец, когда я был…

Падре Пио оборвал его:

– Да, ты хорошо исповедался, когда возвращался из свадебного путешествия, давай отбросим все остальное и начнем прямо отсюда". Абреш добавляет:

"Я онемел от осознания, что соприкоснулся со сверхъестественным… Он перечислил абсолютно точно все мои смертные грехи. Произнеся яркую, впечатляющую речь, он заставил меня осознать всю мою греховность, добавив мрачным тоном, который я никогда не забуду:

– Ты пел гимны сатане, тогда как Иисус, любящий всех, умер за тебя.

Потом он наложил на меня епитимью и отпустил грехи".

Однако телепатия, дар, который падре Пио использовал обычно при исповеди, не самая удивительная из его сверхъестественных споробностей. Он обладал еще даром выходить из своего тела и появляться в другом месте. Первый такой случай произошел в январе 1905 года, когда падре Пио был еще семинаристом, изучавшим философию в капуцинском монастыре святого Ильи в Пьянизи. Об этом случае, когда он переместился в богатый дом в городе Удине, лучше всего рассказал сам падре Пио:

"Около 11 часов вечера (18 января 1905 года) я с братом Анастасио был на хорах. Внезапно я обнаружил, что нахожусь в то же время во дворце очень богатой семьи. Хозяин этого дома умирал, и у него вот-вот должна была родиться дочь.

Потом появилась пресвятая Богородица и, повернувшись ко мне, сказала: «Я вверяю эту еще не родившуюся девочку твоей заботе. Потом она превратится в настоящий бриллиант, но сейчас она бесформенна. Тебе предстоит обработать и отполировать ее. Заставь ее сверкать, потому что однажды она станет моим украшением».

Я ответил: «Как это возможно? Я простой бедный семинарист и даже не знаю, посчастливится ли мне стать священником. Но даже если так, как я смогу заботиться о девочке, если я так далеко от нее?»

Богородица укоризненно сказала: «Доверься мне. Она придет к тебе, но сперва ты найдешь ее в базилике святого Петра в Риме».

В собственноручной записи падре Пио об этом событии нет полного имени, обозначены только инициалы женщины – G. R.

На продолжим рассказ о том, как дальше развивались события.

Отец G. R. был членом масонского ордена. Когда пришло время ему умереть, друзья-масоны сторожили дом днем и ночью, чтобы оградить его от священников, желавших совершить соответствующий обряд. За несколько часов до его смерти, во время молитвы, его набожная жена увидела фигуру монаха-капуцина, который вышел из комнаты и скрылся в коридоре. Она последовала за ним, но он бесследно исчез.

В этот момент, вероятно предчувствуя смерть хозяина, залаял сторожевой пес. Жена решила успокоить его и спустилась по лестнице в комнату на нижнем этаже. И там она быстро и безболезненно родила девочку. Ей помогал только управляющий, и она даже сама смогла отнести новорожденную в кроватку.

Когда девочка немного подросла, ее отправили жить к бабушке и дедушке в Рим. Она росла, ничего не зная ни о падре Пио, ни о божественном замысле, согласно которому она была передана на его попечение. В 1922 году, в летний полдень, она отправилась на исповедь в базилику святого Петра. Все священники были заняты, и сторож посоветовал ей прийти на следующий день.

Только сторож удалился, G. R. увидела молодого монаха-капуцина, который шел по направлению к ней. Она спросила: «Отец мой, могу ли я исповедаться вам?»

Священник согласился и прошел в исповедальню на левой стороне базилики. После исповеди G. R. сказала священнику, что не совсем понимает значение Святой Троицы. Монах объяснил ей, говоря языком, понятным юной девушке:

«Дочь моя, когда хозяйка печет хлеб, что ей необходимо? Три ингредиента: дрожжи, мука и вода. Она замешивает тесто, которое представляет собой уже однородную массу. Тесто – единая субстанция. Хозяйка делает из этого теста три каравая хлеба. Каждый каравай состоит из тех же компонентов, но отделен от двух других частей. А теперь перейдем к Богу, который является единым существом. В то же время он представляет собой Трех человек, каждый из них равен другому, но они отдельны. Бог-отец – это не Бог-сын и не Дух Святой, а Святой Дух – не Богсын и не Бог-отец. Бог-отец рождает Сына; Бог-сын происходит от Отца. Это три сущности, единые и в то же время различные. Тем не менее все это единый Бог, потому что божественная природа неповторима и тождественна».

Удовлетворенная таким подробным объяснением, G. R. поджидала священника снаружи, чтобы поблагодарить его, но он не вышел. Когда сторож подошел к ней и сказал, что церковь закрывается, она ответила, что только что исповедалась и ждет священника выразить ему свою благодарность. Сторож заглянул в исповедальню – там никого не было.

Взволнованная странным событием, G. R. ушла домой.

На следующее лето во время каникул она отправилась в Сан-Джованни-Ротондо со своей тетей и подругой. Когда они подъехали, коридор, соединявший ризницу с внутренним помещением, был заполнен Людьми. G. R. считала, что никогда прежде не видела падре Пио, но он тут же подошел к ней и сказал:

– Я знаю тебя, ты родилась в тот же день, в который умер твой отец.

На следующее утро, когда падре Пио исповедал и благословил ее, он сказал:

– Дочь моя, наконец-то ты пришла! Я так долго ждал!

G. R. была очень удивлена и проговорила:

– Отец, вы не можете знать меня. Я здесь в первый раз. Вы приняли меня за кого-то другого.

– Нет, – ответил падре Пио, – ты тоже знаешь меня. В прошлом году ты приходила в базилику святого Петра. Неужели не помнишь? Ты искала священника, которому могла бы исповедаться. К тебе вышел монах-капуцин и исповедал тебя. Я был тем монахом.

Потом падре Пио сказал:

– Послушай, дочь моя. Незадолго до твоего рождения пресвятая Богородица привела меня в твой дом, и я был свидетелем смерти твоего отца. Она сказала, что благодаря ее содействию и страстным молитвам его жены он обрел спасение. Дева Мария попросила меня помолиться за него, а потом поведала, что его жена вот-вот должна родить девочку и она вверяет ее моей заботе.

G. R. захлестнули эмоции, она расплакалась.

– Отец, так как вы ответственны за меня, скажите, как мне поступать. Должна ли я стать монахиней?

– Нет, – ответил падре, – не должна. Приходи почаще в Сан-Джованни-Ротондо. Я направлю твою душу на истинный путь, и ты будешь жить в соответствии с волей Господа.

Немного позже, когда G. R. стала послушницей ордена святого Франциска, падре Пио предложил ей взять имя Джакопы вместо Клары, но ей казалось, что имя неблагозвучно. Падре Пио настаивал.

– Читала ли ты о жизни святого Франциска Ассизского? – спросил он. – В одной главе там описывается благородная госпожа из Рима по имени Джакопа де Сетгесоли, которую святой Франциск назвал «любимейшей матерью ордена» за ее великодушие и покровительство францисканцам. И так же как она была одарена привилегией присутствовать при смерти святого Франциска, ты будешь свидетелем моей смерти.

Находясь под духовным покровительством падре Пио, G. R. позже вышла замуж и вырастила детей. В последний год его жизни она не могла посещать монастырь так часто, как раньше. Однажды она услышала голос, который говорил: «Приезжай поскорей в Сан-Джованни-Ротондо, потому что я ухожу. Если ты промешкаешь, можешь уже не застать меня в живых».

G. R. последний раз исповедалась падре Пио за четыре дня до его кончины. Вечером 22 сентября 1968 года он дал последнее благословение тысячам своих духовных воспитанников, которые съехались со всего мира, чтобы почтить его в пятидесятую годовщину получения стигматов. Потом падре вернулся в свою келью, чтобы приготовиться к смерти. Может, с помощью дара ясновидения G. R. видела последние часы его жизни, как он и предсказал много лет назад.

Она видела, как он страдали молился, видела, как он исповедался падре Ледлегрино и затем снова возобновил молитвы. Она видела, как его перенесли с кровати на веранду. Потом она увидела около него трех врачей, и был совершен последний обряд. Когда она увидела, как он умирает, она закричала: «Падре Пио умер! Падре Пио умер!»

В книге «Голос падре Пио» (т. III) отец Альберто описывает, что произошло:"Ее крики разбудили женщину, которая сопровождала ее, а также многих постояльцев гостиницы. Хотя подруга пыталась успокоить ее, говоря, что ей просто приснился дурной сон, G. R. быстро оделась и поспешила в монастырь. На площади у церкви уже собралась небольшая толпа, и капуцинский монах объявлял о смерти падре Пио.

Несколько дней спустя G. R. рассказала мне, что присутствовала при смерти падре Пио. Я не поверил ей. Желая убедить меня, G. R. сказала: «Падре Альберто, я опишу келью падре Пио, какой она была в момент его смерти».

Тут я должен заметить, что келья падре Пио не фотографировалась до декабря 1969 года и ни одной женщине не разрешалось войти туда. Представьте мое изумление, когда она предложила описать келью с мельчайшими подробностями".

Это последнее «чудо» падре Пио произошло в самые последние часы его жизни… А началась эта жизнь в маленькой деревушке Пьетрельчине 25 мая 1887 года. В этот день у Марии и Оразио Форджоне родился сын, которого назвали Франциско. Родители его были простые люди, трудолюбивые и богобоязненные. Чтобы прокормить семью, Оразио отправился зарабегать денег в Америку. В первый раз он отсутствовал пять лет, с 1898 по 1903 год, во второй раз – с 1910 по 1917 год.

Когда Франциско исполнилось пять лет, он обещал посвятить себя покровителю святому Франциску Ассизскому, поклявшись прожить жизнь в молитвах и строгости. 22 января 1903 года он ушел в капуцинский монастырь в Морконе и принял имя фра Пио (отец Пий). Он был посвящен в духовный сан в соборе Беневенго, около Неаполя, 10 августа 1910 года.

Падре Пио еще в детстве был болезненным ребенком, а в это время со здоровьем у него стало совсем худо, и он возвратился вредительский дом в Пьетрельчине. Люди из его родной деревни были удивлены той одержимостью и самозабвенностью, с какой молодой монах читал мессу, а также службы, которые продолжались два-три часа. В конце концов они пожаловались своему пастору Сальваторе Паннуло, сказав, что если месса не станет короче, то они упустят ценное время для работы в поле. Как всегда, падре Пио подчинился.

В 1915 году падре Пио был призван в армию. Он работал в госпитале в Неаполе и страдал от сильных приступов лихорадки. Вскоре он был демобилизован по болезни.

В 1916 году Пио послали в монастырь милосердной Девы Марии в Сан-Джованни-Ротондо, где он и провел всю оставшуюся жизнь. Говорили, что Вечная любовь явилась к нему 5 августа 1918 года и пронзила божественным копьем его сердце. В результате на груди образовалась настоящая кровоточащая рана. Несколько недель спустя, 20 сентября того же года, во время молитвы после мессы падре Пио снова явилась Небесная Сущность и пронзила его руки и ноги.

Новость о монахе, получившем стигматы, быстро распространилась по всей области. Люди, жаждущие послушать его пятичасовую мессу, толпились на каменной дорожке, ведущей к монастырю. Больные приезжали просить падре Пио помолиться за них и благословить их. По мере роста его славы множились и его чудесные способности. На исповеди он мог заглядывать прямо в души прихожан, и желающих исповедаться у падре стало так много, что пришлось организовать запись.

Особая, харизматическая миссия падре Пио заключалась в том, чтобы исповедовать. Но «чудеса» иногда приводили в замешательство людей, они не всегда верно понимали их смысл. Слишком часто люди считали, что наделенные божьим даром обладают исключительными правами, которые дают им возможность действовать единолично, вне христианской церкви. Падре Пио же всегда подчеркивал – в речах и записях, – что он не приемлет такой позиции.

С 31 марта 1923 года по 22 мая 1931 года церковь издала пять запретительных указов в отношении падре Пио. В них отрицалось божественное происхождение его ран и аромата, исходящего от них. Почти десять лет к нему не допускали посетителей, он не мог публично читать мессы и не мог писать своим духовным воспитанникам. После тщательных исследований, длившихся очень долго, папа Пий XI в 1933 году снял все запреты.

Все эти годы падре Пио безоговорочно подчинялся законам Римской католической церкви. Он понимал, что в обязанности церкви входит проверка и подтверждение подлинности всех харизм – Божьих даров. Если эти духовные дары признаются истинными, они становятся частью миссии церкви, которая состоит в том, чтобы показать миру, что Христос всегда с нами. Падре Пио умер 23 сентября 1968 года.

Папа Павел VI часто предупреждал верующих об опасности «иллюзии независимого харизматического христианства». В сентябре 1969 года он сказал, что такие взгляды способствуют «нс созиданию, а разрушению». И добавил: «Некоторые заявляют, что наделены особыми харизматическими привилегиями, чтобы заполнить внутреннюю пустоту, возникшую изза утраты веры в направляющую силу церкви».

Ранее, в 1967 году, папа Павел VI говорил об опасности, таящейся в «претензии на обладание пророческим даром»: «Многие, кто говорит о церкви сегодня, заявляют, что они наделены даром пророчества, апеллируя к Святому Духу, будто Небесный Заступник постоянно находится в их распоряжении. Надеюсь, Бог не допустит, чтобы подобное возведение личного опыта в ранг религиозного учения привело к разрушению. Надеюсь, Он не допустит, чтобы эти частные взгляды воспринимались как духовные дары и чтобы эти люди направили на неправедный путь добропорядочных христиан».

ИНТЕРЕСНОЕ:


Поделись ссылкой

Голосование..

Вы верите в существование внеземных цивилизаций?

Счетчики


Рейтинг@Mail.ru


Партнеры: